{reg2.string}
 

Вас не понимают - не в оценках ли дело?

Христианский психолог, Ноэль-Цигульская Татьяна http://noelrt.com .

Оглавление

Назад к оглавлению

Почему люди нас не понимают? Как достучаться до них?

Тому есть немало причин. Сегодня мы остановимся на одной из них, которая встречается, пожалуй, чаще всего.

Грубым нарушением общения являются оценки личности, то есть наклеивание ярлыков на людей типа таких: "Ты неискренний", "Вы высокомерный", "Она упрямая", "Они скупые" и т.д. Иначе говоря, мы судим других людей, выносим заключение или "приговор" о том, что из себя представляет та или иная личность.

Настоящий судья, чтобы вынести справедливый приговор, должен иметь на руках все необходимые факты по этому делу. Если же это не юридическая, а житейская ситуация, то у нас никогда нет всех нужных фактов. Большинство из наших доводов - это всего лишь домыслы (иначе говоря то, что я предполагаю, то есть домысливаю, чего этот человек хотел, о чём он думал, что чувствовал, почему он так поступил и т.д.).

В том, что это правда, легко убедиться, обратившись к ситуациям, в которых кто-то осуждает нас. В таком случае мы очень хорошо понимаем, что человек ошибается, ведь он многого о нас не знает. Но вот когда мы сами осуждаем кого-то, забываем об этом и берёмся судить. А судья-то возможен только один - тот, кто знает о нас всё и свободен от предвзятости - это Всевышний. Он знает нашу психологию. Ведь Он нас создал. 'Не злословьте друг друга, братия: кто злословит брата или судит брата своего, тот злословит закон и судит закон; а если ты судишь закон, то ты не исполнитель закона, но судья. Един Законодатель и Судия, могущий спасти и погубить; а ты кто, который судишь другого?' (Иакова 4:11)

Назад к оглавлению

Но как же быть, если мы сталкиваемся с тем, что люди поступают неправильно, совершают опасные действия?

Есть существенная разница между тем, чтобы судить человека и определить его поступок. Легче понять эту разницу, если приложить её к себе. Именно на себе это хорошо прочувствовала я и постигали другие люди в ходе психологических упражнений.

Представьте такую ситуацию. Вы поступили неправильно. К вам подходит человек и заявляет: 'Ты - дурак' или 'Ты - дура'. Что вы почувствуете? Только честно! Примете ли вы доброжелательно или хотя бы спокойно подобное осуждение? Мне, например, в ситуациях такого рода находиться было в высшей степени неприятно. Возникало внутреннее сопротивление, порой неприязнь. Никакого желания исправиться, все силы были направлены на борьбу с обидчиком. Такие суждения или отрицательные оценки я от других не принимала. Намного ли Вы отличаетесь от меня в этом отношении?

А теперь другая ситуация. Вы совершили то же самое, что и в первый раз. К вам снова подходят и говорят: 'Ты поступил(а) неразумно' или 'Ты совершил(а) дурацкий поступок'. Что вы испытываете на этот раз? Мне было несравненно легче принять такую критику в форме определения моего действия, и согласиться с человеком. Возникало желание что-то исправить.

Когда мы пытаемся определить личность человека (отвечая на вопрос: 'Какой он?') или вешаем на него ярлык ('он бессовестный', 'она бесчувственная'), мы его судим, осуждаем. Когда же мы определяем действия (отвечая на вопрос 'Что он делает или сделал?') или квалифицируем поступки ('это малодушно', 'ты поступил честно'), то в таком случае мы не пытаемся судить его личность; мы не оцениваем, какой он человек - плохой он или хороший, честный или лживый, добрый или злой и т.д.

Проницательный читатель мог заметить, что во всех предыдущих примерах мы указываем пальцем на другого человека, 'тыкаем' в обоих смыслах - и в смысле того, что тычем в него пальцем, и также 'ты'каем, или 'вы'каем, то есть злоупотребляем местоимением второго лица. При этом наша собственная личность, деятельность и позиция остаются в тени. Мы избегаем утверждений со словом 'я', 'мне', то есть избегаем личной ответственности за происходящее *. Являемся ли мы беспристрастными объективными наблюдателями? Мой ответ: в естественных обстоятельствах никогда. Мы всегда субъективны, пристрастны, мы реагируем самолюбиво и эмоционально. Наши эмоции, чувства, отношения - это тоже факты - факты нашего внутреннего субъективного опыта. И решение проблемы не в том, чтобы уничтожить свои чувства и превратиться в бездушного робота, а чтобы понять, уяснить, что именно мы чувствуем, как относимся к человеку и к его действиям, и как эти чувства и отношения влияют на моё восприятие человека и ситуации. Вместо "ты"-высказываний намного честнее и полезнее для обоюдного общения пользоваться "я"-высказываниями. Например, не говорить, "Ты подвёл меня", а "Я разочаровалась в тебе"; вместо "Ты ненадёжный" сказать "Я чувствую, что не могу на тебя положиться" **.

------------------------------------
* - Шапиро Д. Конфликты и общение. - Кишинеу: ARC, 1997. Мелибруда Е. Я - ты - мы. - М: Прогресс, 1986.

** - Цигульська Т.Ф. Загальна та прикладна психологiя: як допомогти собi та iншим. Киiв, Наукова Думка, 2000.
-------------------------------------

Назад к оглавлению

Какое преимущество в общении без оценивания*?

Оценка личности - это всего лишь субъективное человеческое мнение. При этом факты подменяются необоснованными (или плохо обоснованными) мнениями. Давая такую искажённую обратную связь человеку, мы и его, и себя запутываем. Ни он, ни мы толком не понимаем, что именно происходит. Когда же мы описываем факты его поведения и факты нашего внутреннего опыта, получается более объективная картина, способная прояснить недоразумение.

-----------
* - Принцип безоценочности - один из принципов помогающих отношений, открытых основоположником гуманистической психологии Карлом Роджерсом. См. Роджерс К. Становление личности. (C. Rogers. On becoming a Person. - Boston: Houghton Mifflin, 1961).
-----------------------

Назад к оглавлению

Вы можете спросить, а, может, все мои рассуждения - просто ещё одно мнение?

Очень хороший вопрос! Нужно, чтобы мнение было подкреплено надёжными доказательствами.

Какие доказательства могу привести я? Три категории доказательств. Первая - так сказал Бог. Матфея 7:1-2: 'Не судите, да не судимы будете, ибо каким судом судите, [таким] будете судимы; и какою мерою мерите, [такою] и вам будут мерить'. Вторая - успешность отказа от осуждения подтверждается практикой гуманистической психотерапии, как лично моего индивидуального успеха в общении так и эффективного ведения мною и моими коллегами многочисленных тренинговых групп. Люди, которые приходят на психологический тренинг, в большинстве своём избегают объективных описаний происходящего и пользуются оценками и осуждениями. Среди присутствующих попадается немало тех, которые находятся в конфликте между собой. Когда они начинают применять правила объективного успешного общения, они понимают, что чаще всего другой человек не хотел зла, но произошло недоразумение. Люди выясняют это недоразумение, начинают лучше понимать партнёра и свои чувства к нему, и конфликты разрешаются. Обычно злого умысла в действиях оппонента не больше, чем у нас, когда мы пользуемся оценками личности. За десять лет моей работы в тренинговых группах, через которые прошли тысячи человек, только однажды конфликт не разрешился - когда один из его участников наотрез отказался его решать. О третьей категории доказательств я скажу в самом конце.

Наши суждения и оценки личности очень переменчивы, ситуативны. Скажем, вчера мы восхищались тем, что кто-то совершил честный поступок и оценивали этого человека как 'честного'. А сегодня он уличён во лжи и появляется большой соблазн изменить своё суждение и начать считать его 'лжецом'. Переменился ли этот человек за ночь? Вряд ли. Что же изменилось? Просто нам открылись новые факты. Какое же из наших суждений было верным? Совершенно ясно, что один и тот же человек не может быть одновременно и честным, и лживым. Просто чаще всего человек иногда (или часто) врёт, а в остальное время говорит правду. Как вы думаете, сколько людей попадает в эту категорию? А как насчёт лично нас с вами?

Очень редкие люди всегда высказываются честно и не прибегают ко лжи никогда: 'в устах их нет лукавства; они непорочны пред престолом Божиим' (Откровение 14:5). И что самое прекрасное, они не просто в состоянии контролировать то, что говорят, но их сердца преображены: 'блажен человек, ...в чьем духе нет лукавства!' (Псалом 31:2). Такие праведные люди описаны в Святом Писании, а оно всё 'богодухновенно' (2 Тимофея 3:16), то есть, вдохновлено Богом. Бог всегда говорит правду, значит, мы можем верить в существование абсолютно, кристально честных людей.

Назад к оглавлению

А как быть с современными людьми?

Несмотря на засилье лжи, мошенничества и воровства вокруг, мы всё же, к счастью, можем замечать проявления порядочности, прямоты и искренности. Правильно ли судить о людях, которые так поступают, как о честных и порядочных? Ведь мы не читаем их сердца: как мы можем знать, исчезла ли из их сердец тенденция, желание искажать правду?

Или взять противоположный случай. Существуют ли вообще люди, которые всегда, постоянно, обо всём, то есть на 100% лгут? Это очень трудно, практически даже неосуществимо. Скажем, невозможно успешно отрицать очевидное.

Чего же тогда стоят наши доморощенные 'судейские приговоры', щедро раздаваемые направо и налево? Мы 'награждаем' окружающих ярлыками 'лживый' или 'честный', 'добрый' или 'злой', 'открытый' или 'замкнутый'. При этом не задумываемся о подлинном значении того, о чём мы говорим и что делаем. Но кто нас уполномочивал надевать судейскую мантию? Мы надеваем её самозванно.

Оценка личности - лишь субъективное мнение, задевающее оцениваемого за живое и ведущее к конфликтам и недоразумениям.

Из этого вытекает естественное умозаключение - нам не следует судить других людей. Только Бог знает человека до конца, читает сердца и знает, кто есть кто. "Кто... судит брата своего, тот... судит закон; а если ты судишь закон, то ты не исполнитель закона, но судья. Един Законодатель и Судия, могущий спасти и погубить; а ты кто, который судишь другого?" (Иакова 4:11).

Берясь судить, мы тщимся быть, 'как боги'. Мы пытаемся с наскока разрешить труднейшую загадку о том, что собой представляет тот или иной человек. Эта задача по плечу лишь тому, кто знает о нас всё и полностью свободен от предвзятости, вызванной самолюбием, и от самолюбия тоже. Встречали ли Вы таких людей? Я - нет. Только Бог таков. Что же делать нам? У нас есть своя почётная роль - свидетелей. Хороший свидетель говорит о том, что он видел и слышал, он не делает выводов и не выносит приговоров (это компетенция судей). Мы должны стараться точнее определить факты, с которыми сталкиваемся (наблюдаемые события, слова и действия), разобраться в них для себя и донести их до собеседника. Лучше говорить по делу, по этому конкретному поводу, по данному отдельному поступку.

Когда мы ограничиваемся определением поступка - 'ты не уступаешь', "ты нагрубил' (что ты делаешь?), а не 'ты упрямый', "ты грубиян" (какой ты?), тогда появляется шанс помочь этому человеку исправиться. В таком случае, если мы отказываемся от осуждения (какой ты? - 'ты негодяй'), а описываем поведение, действие (что ты сделал? - 'это был негодный поступок'), то человек более склонен прислушаться к нашему мнению. Ведь мы относимся к нему доброжелательно, с уважением, предоставляем объективную информацию о фактах поведения, а не отвергаем его личность осуждением, не выдаём свои субъективные выводы и приблизительные обобщения за истину.

Назад к оглавлению

Мы уже выяснили, что описать, назвать действие лучше, чем дать оценку личности. Но что же может быть ещё лучше?

Мы уже выяснили, что описать, назвать действие лучше, чем дать оценку личности. Поэтому сказать 'ты солгал", "ты поступаешь грубо", лучше, чем 'ты лжец', "ты грубиян". Но это ещё не самое лучшее. Что же может быть лучше? Ещё честнее будет признать своё отношение, своё чувство: 'я тебе не верю', 'мне неприятно слушать грубости'. Когда мы даём знать другому человеку о своих чувствах, мы показываем, что мы такие же люди, как и он. Мы становимся как бы 'прозрачны', когда даём собеседнику понять, что с нами происходит. Христос об этом весьма образно говорил: 'И что ты смотришь на сучок в глазе брата твоего, а бревна в твоем глазе не чувствуешь? Или как скажешь брату твоему: 'дай, я выну сучок из глаза твоего", а вот, в твоем глазе бревно? Лицемер! вынь прежде бревно из твоего глаза и тогда увидишь, [как] вынуть сучок из глаза брата твоего' (Матфея 7:2-4). Наше самолюбие и эмоции являются теми самыми брёвнами в глазах, застилающими зрение. Когда мы их осознаём, обнаруживаем и открываем собеседнику, мы тем самым начинаем убирать их из своих глаз.

Я обещала привести третью категорию доказательств в пользу эффективности отказа от оценок. Это Ваш будущий опыт общения без оценивания личности собеседника.

Назад к оглавлению

От теории - к практике

А теперь самое главное: давайте перейдём от теории к практике. Я Вам предлагаю две вещи. Во-первых, в течение следующей недели отказаться от оценок личности, вместо них описывать факты, реально происходящее, и понаблюдать, что случится с Вашими отношениями с людьми. Это задание под силу каждому. Что проку читать, развлекая свой ум, если Вы не обогатите свой опыт?

Убедитесь в справедливости этого принципа на своём личном опыте!

Попробуйте! Что Вы теряете?