{reg2.string}
 

Учёба у Иисуса.
Подборка стихотворений об ученичестве

 

СОДЕРЖАНИЕ:

Николай Гумилев
Христос

Владимир Бенедиктов
Ночная беседа

В.В. Набоков
Сказание (из апокрифа)
На годовщину смерти Достоевского

Лев Болеславский
Благая часть

Лев Болеславский
(из цикла "Сын Человеческий")

А.К. Толстой
(из поэмы "Иоанн Дамаскин")

Николай Гумилев
Христос

Он идет путем жемчужным
По садам береговым,
Люди заняты ненужным,
Люди заняты земным.

"Здравствуй, пастырь! Рыбарь, здравствуй!
Вас зову я навсегда,
Чтоб блюсти иную паству
И иные невода.

"Лучше ль рыбы или овцы
Человеческой души?
Вы, небесные торговцы,
Не считайте барыши!

Ведь не домик в Галилее
Вам награда за труды, -
Светлый рай, что розовее
Самой розовой звезды.

Солнце близится к притину,
Слышно веянье конца,
Но отрадно будет Сыну
В Доме Нежного Отца".

Не томит, не мучит выбор,
Что пленительней чудес?!
И идут пастух и рыбарь
За искателем небес.

К началу>>

 

Владимир Бенедиктов
Ночная беседа

Ночь немая, ночь Ерусалима
В чёрных ризах шла невозмутимо,
Обнимая с высоты Сиона
Портики, чертоги Соломона
И Давида. Царство иудеев,
Где парила слава Маккавеев,
Почивала со своим Сионом,
Без царей, под кесаревым троном,
И казалось, под десницей Рима
То была лишь тень Ерусалима.
Но иная слава блещет снова
В Божьем граде: эта слава - Слово;
Эта слава - не в доспехах бранных,
Не в венках из роз благоуханных,
Не в сиянье позлащённых храмов,
Не в куренье сладких фимиамов,
Эта слава - Агнец, Сын Эдема,
Он, рождённый в яслях Вифлеема,
Правды Друг, нечестья Обличитель;
Не вельможен сан Его - Учитель.

Ночь немая, ночь Ерусалима
В чёрных ризах шла невозмутимо.
Не привыкший к блеску и чертогам,
Отдыхал Он в домике убогом.
Кто же сей полночный посетитель,
Что, войдя, воззвал к Нему: "Учитель!"
Это взросший в хитрости житейской,
Мудрости исполнен фарисейской -
Никодим. В глухую ночь, негласно
Он пришёл к Тому, что самовластно
Всюду ходит смелою стопою,
Окружён народною толпою,
И, власы рассыпав по заплечью,
Говорит могучей, вольной речью,
И глаголом нового закона
Оглашает портик Соломона.
Вот они: Один - с челом открытым,
Озарённым мыслью и облитым
Прядями волос золотоцветных,
С словом жизни на устах приветных,
Тихо-мощный, кротко-величавый, -
И другой - с главой тёмно-курчавой,
Крепкий в мышцах, смуглый, черноокой,
Отенён брадой своей широкой,
Слушает, облокотясь, и в диво
Углублён лукаво и пытливо
Думами. - Беседуя в час ночи,
Свет и тень глядят друг другу в очи.
Что ж? О чём беседа их ночная?
О делах ли, в коих жизнь земная
Вся погрязла? - Нет, их рассужденья -
О великом деле возрожденья.
Никодим! Внимай сердечным слухом:
Смертный должен возродиться духом,
Лишь тогда и жизнь его земная
Обновится, - взыдет жизнь иная.
Человек! Вотще твои стремленья
К благодатной манне обновленья
На нечистом поприще, где каждый
Дышит благ материальных жаждой.
Возродись! - И да не идет мимо
Та с Христом беседа Никодима!

1860 - 1870-е годы

К началу>>

 

В.В. Набоков
Сказание (из апокрифа)
На годовщину смерти Достоевского

Садом шел Христос с учениками…
Меж кустов на солнечном песке,
Вытканном павлиньими глазками,
Песий труп лежал невдалеке.

И резцы белели из под черной складки,
И зловонным торжеством
Смерти заглушен был ладан сладкий
Теплых миртов, млеющих кругом.

Труп гниющий, трескаясь, раздулся,
Полный склизких, слипшихся червей…
Иоанн, как дева отвернулся,
Сгорбленный поморщился Матфей…

Говорил апостолу апостол:
"Злой был пес и смерть его нага,
Мерзостна…" Христос же молвил просто:
"Зубы у него как жемчуга…"

К началу>>

 

Лев Болеславский
Благая часть

Наш выбор - каждый день и час.
Вся жизнь расколота на части.
Воистину блажен и счастлив
Тот, кто избрал б л а г у ю часть.

Кто смог всю душу, не деля,
Отдать Христу - в любви без меры,
Кому с доверием и верой
Открыты Небо и Земля.

Тот, кто избрал благую часть,
Не соблазнится остальными,
И суетными, и больными,
Где правит всласть мирская власть.

Тот, кто избрал благую часть,
Да обретает целость, цельность
И новой выси беспредельность
И не дает душе упасть.

Не устрашась, не омрачась
От тьмы земного эпилога,
Всю вечность примет в дар от Бога
Тот, кто избрал благую часть!

К началу>>

 

Лев Болеславский
(из цикла "Сын Человеческий")

Въезжал в столицу среди рук воздетых,
Отверстых ртов, завороженных глаз.
И под ноги Ему народ, теснясь,
Бросал охапки финиковых веток.

Маша платками шли, в лицо дышали,
И ослик, на котором ехал Он,
Подрагивал под шум со всех сторон,
Косился, нервно прядая ушами.

"Се царь грядет, - кричали, - Сын Давидов!
Осанна в вышних! Славу сотворим!"
Плащи, туники, стлали перед Ним,
А Он молчал, тоски Своей не выдав.

Лишь в глуби глаз таилась сиротливость:
"Забыли души ваши о пути,
Зародышами зреют во плоти,
Как люди вы еще не сотворились.

Мессию ждете, а когда приходит,
Встречаете как нового царя,
По рабски власть одну боготворя,
Привычка к власти у людей в природе.

Привыкли, что всегда ведет их кто-то,
Всю жизнь решает, думает за них".
Он улицею ехал напрямик,
Распахивались двери и ворота.

"О, как они желают рая быстро,
Что Божество, подай им волшебство!"
Кругом глядят из окон на Него
Не в жажде правды, а из любопытства.

Увидел: девочка идет сторонкой,
Приблизилась, погладила осла,
Опреснока кусок ему дала,
А тот лизнул ладошку ей тихонько.

"Дитя - в нем нет слепого подчиненья,
Оно свободно! Только на пути
Иных все больше…" Души их спасти
Он шел, предвидя все Свои мученья.

А краски Пасхи, а лучи нисана
Ложились мягко, словно акварель,
На храм, на Силоамскую купель,
На холм Голгофы, проступивший странно.

День раскрывал горячие объятья,
Весь полный аромата от садов,
И оставалось ("Отче, Я готов!")
Всего пять суток до Его распятья.

* * *
Дорогой в камне и тропой в песке
Он шел с учениками из Вифании.
И было так: взалкав в то утро раннее,
Смоковницу узрел невдалеке.

Она стояла с кроною в пыли,
На мир глядела сумрачно и замкнуто,
И плотная, с ворсистою изнанкою
Ее листва сочилась роем тли.

Лишь солнце из-за тучи иногда
Смягчало скудость золотыми блестками.
Он подошел, раздвинул ветви жесткие,
Но не нашел ни одного плода.

Бесплодная! Зачем и родилась,
И соками земли и неба кормится?!
Рек: "Да не будет от тебя, смоковница,
Плода навеки!" И засохла враз.

Застыв, толпа учеников Его
Дивилась и глазам своим не верила:
Как, отчего тотчас засохло дерево?
И впрямь то чудо! Вправду волшебство!

"Нет, - Он сказал, - коль вера в вас сильна
И коль не усомнитесь то же сможете.
А скажете горе - и от подножия
До пика в море ввергнется она!"

Ученики всем существом своим
Вбирали мудрость слова первозданного:
Буде не будут и они раздаривать
Плодов добра - навек засохнуть им.

Дорогой в камне и тропой в песке
Шли вслед за Равви в город из Вифании,
А позади, как будто изваяние,
Смоковница чернела вдалеке.

Не оглянулись, скорые, а там -
Случилось чудо! Чудо паче прежнего!
В окаменелой кроне жизнь забрезжила!
Вся расцвела, готовая к плодам!

То Он вернул ей жизнь и благодать
От состраданья Своего безмерного.
Но им, некрепким верою, - наверное,
О том прощенье и не надо знать.

И дале шли, и вера их вела,
Ступали, поспешали за Учителем,
А за спиною в облаке живительном
Смоковница, воскресшая цвела!


* * *
Пока в ночи молился Он,
Дремоты сладостная сила
Учеников Его свалила
В траву. И каждый видел сон:

Стояли, заслонив Его,
Стеснились с воспаленным взглядом
Перед нагрянувшим отрядом
И не боялись ничего.

И вышел Иоанн вперед:
"Не надобно кровопролитья, -
Сказал: - Я Иисус. Я Тот,
Кого вы ищите. Берите!"

Иуда вздрогнул, изумясь,
Приблизился с улыбкой странной,
Сказал, целуя Иоанна:
"Сей Иисус!" И в тот же час -

Был схвачен стражей Иоанн!
И отдал жизнь свою во Имя
И вместе с муками своими
Понес на крест святой обман.

"Я спас Его, - шептал, - я спас!"
Но что это? Как будто свыше:
"Дух бодр, плоть немощна", - услышал:
"Не спи же! Бди со Мной хоть час!"

Учитель, наклонясь над ним,
Стоял с нездешними очами,
И небо заслонял в печали
Волос качающийся дым.

И в то же время тот же сон
Был дан Петру, был дан Матфею,
Иакову, Варфоломею,
Был Богом каждому внушен.

И каждый, подавляя стон,
На жертву шел, спасал отважно
Христа и становился каждый,
Взойдя на крест самим Христом.

Но слышали сквозь сон слова:
"Восстаньте и со Мной идите.
Час пробил!" - говорил Учитель.
И встали разом, но едва

Заслышали оружья звон,
Дрекольев стук со всех сторон,
Шаги врагов в растущем гуле,
Вдруг каждый позабыл свой сон.
Там - жили, а теперь - заснули.

К началу>>

 

А.К. Толстой
(из поэмы "Иоанн Дамаскин")

Благословляю вас, леса,
Долины, нивы, горы, воды,
Благословляю я свободу
И голубые небеса!
И посох мой благословляю,
И эту бедную суму,
И степь от краю и до краю,
И солнца свет, и ночи тьму,
И одинокую тропинку,
По коей, нищий, я иду,
И в поле каждую былинку,
И в небе каждую звезду!
О, если б мог всю жизнь смешать я,
Всю душу вместе с вами слить,
О, если б мог в мои объятья
Я вас, враги, друзья и братья,
И всю природу заключить!

Как горней бури приближенье,
Как натиск пенящихся вод,
Теперь в груди моей растет
Святая сила вдохновенья.
Уж на устах дрожит хвала
Всему, что благо и достойно, -
Какие ж мне воспеть дела,
Какие битвы или войны?
Где я для дара моего
Найду высокую задачу,
Чье передам я торжество
Иль чье падение оплачу?
Блажен, кто рядом славных дел
Свой век украсил быстротечный,
Блажен, кто жизнию умел
Хоть раз коснуться правды вечной,
Блажен, кто истину искал,
И тот, кто, побежденный, пал
В толпе ничтожной и холодной,
Как жертва мысли благородной!
Но не для них моя хвала,
Не им восторга излиянья -
Мечта для песен избрала
Не их высокие деянья;
И не в венце сияет Он,
К кому душа моя стремится;
Не блеском славы окружен,
Не на звенящей колеснице
Стоит Он, гордый сын побед;
Не в торжестве величья - нет, -
Я зрю Его передо мною
С толпою бедных рыбаков;
Он тихо, мирною стезею,
Идет средь зреющих хлебов;
Благих речей Своих отраду
В сердца простые Он лиет,
Он правды алчущее стадо
К ее источнику ведет.

Зачем не в то рожден я время,
Когда меж нами, во плоти,
Неся мучительное бремя,
Он шел на жизненном пути!
Зачем я не могу нести,
О, мой Господь, Твои оковы,
Твоим страданием страдать,
И крест на плечи Твой приять,
И на главу венец терновый!
О, если б мог я лобызать
Лишь край святой Твоей одежды,
Лишь пыльный след твоих шагов!
О, мой Господь, моя надежда,
Моя и сила, и покров!
Тебе хочу я все мышленья,
Тебе всех песней благодать,
И думы дня, и ночи бденья,
И сердца каждое биенье,
И душу всю мою отдать!
Не отверзайтесь для другого
Отныне, вещие уста!
Греми лишь именем Христа,
Мое восторженное слово!

К началу>>